+37410264633
+37455471134
г. Ереван, ул. Вагарша Вагаршяна 26

Психологический центр "Мадатян"

До войны в кинотеатре "Москва" играли дудукисты-таперы. Лилась ненавязчивая мелодия, а на экране разыгрывались горячие страсти. Там играл дудукист Маркар, царство ему небесное. Господи, до чего же мне нравилось его исполнение! Я ему проходу не давал. Однажды накопил порожней посуды и вырученную сумму отдал дяде Маркару. Он отвел мою потную ладошку с деньгами и протянул один из своих дудуков: "Играй. Кажется, ты человеком вырастешь"

Дживан Гаспарян — профессор, многократный лауреат международных конкурсов, народный артист Армении, короче, звезда, знаменитость — перекликается в сознании с чем-то добрым и благородным, не замечающим суету и спешку. Думаете, все дело в дудуке? Что, если его отнять у Дживана и сунуть в руки громкий барабан, он преобразится в свою противоположность и начнет стучать-барабанить, заглушая и еле слышные подпевки, и шепот, и лепет? Вы думаете, духовой инструмент меняет человека, а не душа человека превращает простую свистульку в божественный тростник? Не знаю, честное слово. Может, первая, но, может, и вторая догадка верна. Скорее всего верны обе, а если не верны, то уж точно правдоподобны.

Насчет тростника — вырвалось. Дудук мастерят из абрикосового дерева, а пробовали из груши, сливы, яблони. Но звучал только абрикос... Удивительное дерево! Кто знает, случайно ли, что подлинно национальный инструмент воплощается именно в абрикосе, по-латыни "фруктус арменика". Армянский, стало быть, фрукт. Никакого тут противоречия нет: историк пятого века Мовсес Хоренаци называл инструмент циранапохом — в прямом переводе душа абрикосового дерева, его дух или что-то в подобном роде.

Вот названия некоторых армянских народных мелодий, исполняемых знаменитым дудукистом Дживаном Гаспаряном: "Повеяло прохладой", "Братец-охотник", "Эй, дорогая", "Я в этом мире вздоха не издам", "Пахарь", "Мой маленький цветник"... Это все понятно. А "Дле яман" — мелодия, вызвавшая разрыв сердца у армянского старца в Калифорнии, — это название непереводимо. Никому не под силу перевести короткие два слова, два восклицания, два горьких вздоха, два упрека, два сожаления о том, что было и никогда не повторится. В общем, об армянской судьбе, о том, что на лбу написано и еще не прочитано, ибо не поддается прочтению.

А иные говорят, что дудук знали в древнем Китае, а другие возражают, что абрикос был известен в древнейшей Армении, третьи вспомнят про Парфию и Рим и будут по-своему правы.

Как бы то ни было, в звуках армянского дудука спрессованы страсти и думы тысячелетий. Не в том смысле, что духовой инструмент поставляет слушателям музыкальные брикеты, сжатые донельзя эмоции минувших эпох. Нет и трижды нет. В мелодиях этого уникальнейшего инструмента слышны ликование храброго римского легионера, перебор четок парфянского мудреца, тревожное ожидание армянина... Прохладная струя трезвого разума и горячечный бред опьяненного любовью сердца.

Если бы у нас не было дудука, то его надо было придумать.

"Гаспарян превращает все свои концерты в захватывающие, грустные, страстные, ностальгические и благоговейные драмы" - Джон Парелес, New York Times

"Эмоциональная вовлеченность в эту музыку так сильна, что даже мельчайший посторонний шум выглядит как нечестивое осквернение доверительных отношений между публикой и музыкантом" - Los Angeles Weekly

"Без сомнения, одна из самых красивых и одухотворенных записей, которые я когда-либо слышал" (I Will Not Be Sad In This World) - Брайан Ино

"Я всегда хотел писать музыку для Дживана Гаспаряна. Я думаю, что он один из самых поразительных музыкантов в мире. Он создает единственное в своем роде уникальное звучание, которое сразу же западает в память" Ханс Циммер, автор музыки к фильму "Гладиатор"

Дживан Гаспарян родился 1928, деревне Солаг, Армения, живёт и работает в столице Армении, Ереване, профессор Ереванской государственной консерватории имени Комитаса. Всемирно известный знаток армянской национальной музыки, мастер игры на дудуке.

Обладатель четырех золотых медалей ЮНЕСКО: 1959, 1962, 1973, 1980 годов. Единственный музыкант, удостоенный в 1973 году звания "народный артист Армении".

С его легкой руки, игра на армянском духовом инструменте дудук признана ЮНЕСКО шедевром нематериального культурного наследия человечества. Такими же шедеврами названы еще 42 явления народного искусства, сообщается на сайте ЮНЕСКО.

В пресс-релизе ЮНЕСКО говорится, что в последние десятилетия дудук все реже используется в народных празднованиях, постепенно переходя в категорию концертного инструмента. Таким образом он становится принадлежностью "высокой культуры".

Дживан Гаспарян, покинув в свое время территорию нашей многонациональной родины, превратился из музыканта-народника в культовую фигуру world-music. И это еще раз подтвердила WOMEX (WOrld Music Expo), присудив в 2002 году Дядю Дживан престижную премию.

Работал со многими музыкантами, включая таких, как Андреас Волленвейдер, Лайонел Ричи, Питер Гэбриел, Ханс Циммер, Игорь Крутой, Брайан Мэй, Борис Гребенщиков, Ирина Аллегрова, Владимир Пресняков, Майкл Брук, Дерек Шериньян и многих других известных миру музыкантах.

Правда, что счет разных голливудских блокбастеров, которым дудук Гаспаряна придает характерный ориентально-мистический колорит, идет уже на десятки: "Русский дом" и "Онегин", "Ворон" и "Гладиатор". Правда и то, что мода на дудук началась с "Последнего искушения Христа". Но на альбоме Питера Гэбриела Passion, включающем и готовый саундтрэк к фильму Мартина Скорсезе, и исходный фольклорный материал, записана игра не самого Гаспаряна, а одного из его учеников. Тот же Гэбриел, выдающийся рок-певец и впоследствии основатель крупнейшей организации, поддерживающей традиционную культуру народов третьего мира, — WOMAD, сосватал Гаспаряна своему канадскому единомышленнику Майклу Бруку. Техноэлектронный альбом Брука Black Rock открыл Гаспаряна поколению 90-х. И теперь негромкий, лиричный дудук Гаспаряна собирает стадионы, как в августе прошлого года в Ереване. Правда, вместе с его ансамблем дудуков выступают звезды мировой музыки, включая того же Майкла Брука.

Вообще превращение уличных бардов и наследников этнических профессиональных традиций в поп-звезд, собственно, началось на рубеже 80-х и 90-х годов, когда стали популярными песни израильтянки Офры Хаза и лапландки Мари Бойне, инструментальные наигрыши африканца Тумани Диабате и армянина Дживана Гаспаряна. Этот феномен был предсказан еще в 50-е годы композитором Артуром Онеггером, писавшим о тогдашнем авангарде: "Наглотавшись серной кислоты, люди будут глотать спасительный сироп". Но никто не мог предсказать, что этим "сиропом" станет не столько даже подлинная этническая музыка, сколько воображаемый фольклор — некий общий знаменатель, объединяющий всю музыку мира.

Если кто-то, измученный походами на рынок за куртками, сомневается, что Армения - это великая, древняя и культурная страна, пусть он послушает и убедится, что был неправ. Не зря то, что делает Дядя Дживан, пользуется такой популярностью у западных музыкантов и ценителей хорошей музыки. В наше время мало кто исполняет этническую музыку такого качества и способную на такое эмоциональное воздействие.