fbpx

Летит змей, летит…

Над землей,

Над рисовыми полями,

Над реками и долинами,

Над холмами и взгорьями.

Летит змей, летит…

И ветер встречает его,

Как небесного друга,

А облака ласкают

Его уставшее тело.

Летит змей, летит…

И видит мир таким,

Каким видят его синие озера небес

И это вечно молодое солнце.

Летит змей, летит…

Много веков назад по земле ходила легенда, будто по бескрайнему небу, среди белых облаков летает гигантский змей. Испокон веков люди боялись летающего змея. Верили, что змей несчастий предвестник. Но так ли это было на самом деле? Говорят, чтобы что-то узнать, нужно это увидеть…

Эта история случилась, конечно же, давно, когда летающий змей еще свободно парил под небесами, когда люди верили в его существование, когда кто-то мог видеть его, такого далекого, пугающего и непознанного, когда… всё было иначе…

Летал себе змей, летал и захотелось ему, наконец, отдохнуть. Много времени провел он в своих странствиях. Да и устал он больше не от долгих полетов, сколько от одиночества. И решил он постучаться в дом к людям, попроситься на ночлег. Только ведь никто не открыл летающему змею. В ужасе люди запирали двери и окна, чтобы вместе с непрошеным гостем не впустить в свой дом беду.

И лишь один слепой старик не отказал в ночлеге летающему змею. Звали старика Циу Дзен. Был он слепцом от рождения, а потому не мог видеть, какого гостя впускал в свой дом. А когда узнал, не смог отказать тому, кто хоть на некоторое время, но скрасил ему, слепому старику, долгие унылые вечера.

Змею очень понравилось жилище старика. Здесь было уютно и всегда тепло, а старик был вежлив и любил рассказывать интересные истории. Змей засыпал под монотонный, тихий голос Циу Дзена, а утром как всегда улетал далеко на восток, как раз навстречу встающему солнцу, зная, что к вечеру обязательно вернется к старику, чтобы вновь заснуть под его тихий голос.

Только людям такое соседство со змеем не нравилось. Боялись они непрошеного гостя, боялись больше смерти. Пришли люди к Циу Дзену, пока змея не было и говорят:

— Приютил ты того, кто беду на нас на всех накличет, кто в деревню нашу принесет семь бед и несчастий. Не видишь ты, старик, кто у тебя ночует, потому прощаем мы тебе это. Так что, послушай нас, змей сегодня прилетит — не впускай его. Не друг он людям. А если не послушаешь нас — жизнью своей поплатишься.

С этими словами люди и покинули старика Циу Дзена в раздумьях.

— Не вижу я, — качал головой старик. — Как же я могу не видеть того, кто так дорог теперь моему сердцу. Не откажусь я от того, кто впервые за столь долгое время постучался ко мне, одинокому слепому старику.

Не послушал людей Циу Дзен — впустил летающего змея. А на утро, как только змей скрылся из виду, в дом старика ворвались люди, вооруженные топорами, и безжалостно убили несчастного.

Пришла ночь. Темной была она и страшной. Никогда прежде не видели люди такой беззвездной, тихой и пугающей ночи. Еще издали почуял неладное летающий змей. Влетел он в знакомый дом, а там, на полу, в луже крови лежит тот, кто теплом и заботой отогрел его одинокое сердце. Взбесился змей, страшно взревел, взмыл в ночное небо, и небо в сей же миг в красный цвет окрасилось, будто кровь по нему разлилась. И напустил кару на всех людей летающий змей. Сделал он всех слепцами. А люди этого и не заметили даже. Казалось им, что видят они все, как и прежде. Только змея под облаками им уж вовек было не узреть. Но разве ж это несчастье? «Утратить то, что было дано от рождения — не беда, а наказание», — говорили мудрецы. Они, конечно, были правы. Но люди этого не знали, потому и жили слепцами, да и сейчас так живут. Живут слепцами и умирают ими же.

Правда есть и те, кто змея летающего и по сей день видеть могут, так они, может, и не люди совсем… Как знать…

Ава Ардо