fbpx

Жил когда-то давно на свете обычный юноша по имени Дамир. Обычный-то обычный, да необычный случай с ним приключился. Дело в том, что потерял юноша свою душу. А всему виною был его ужасный характер, черствость и невыносимая жестокость. А какие страшные поступки он совершал! В понедельник, например, Дамир отнял у хромого старика трость и тот, не удержавшись, упал прямо в грязь лицом; в среду юноша оскорбил и унизил ни в чем неповинную девушку, доведя бедняжку до слез; в пятницу Дамир поколотил соседского пса.

— Черствая у тебя душа, жестокая, — говорили юноше люди. — Однажды она покинет тебя, и ты превратишься в бездушного человека.

Так и случилось. Душа покинула своего нерадивого хозяина в тот самый миг, когда местный торговец, доведенный Дамиром до слез, не выдержал и умер. В этот самый момент юноша ощутил внутри страшную, невыносимую пустоту. Дамир и представить себе не мог, как же это ужасно остаться без души. В отчаянии бедняга даже хотел впервые в жизни заплакать, но плакать без души он, увы, не мог. 

Так, без души, Дамир прожил год, другой, третий, не теряя надежды, что душа все же вернется к нему. Но как могло вернуться то, что было безвозвратно утеряно? Потосковав, погоревав, Дамир все же решил отправиться на поиски своей души, только вот где искать ее он, увы, не знал. Обратился он за помощью к местному мудрецу Тарфу.

— Тарф, скажи, где искать мне душу свою?

— Душу? — задумчиво усмехнулся мудрец. — А разве она нужна тебе? Разве тебе не нравиться быть бездушным человеком?

— Без души я уже и не человек вовсе, — хмуро проговорил Дамир. — Все, что было во мне от человека, пропало вместе с душой.

— Да не велика-то и потеря была, — усмехнулся Тарф. — Что ж, я не бездушен, а потому я подскажу тебе, где искать твою потерянную душу. Твоя душа затерялась в страшном городе ДамирикОне, что находится на холодном севере нашей страны. Отправляйся туда и поспеши — ровно через семь дней твою душу разорвут на части пять стражей города.

— Но как я отыщу этот неизвестный мне город?!

— Дорога сама приведет тебя к нему. Твоя собственная дорога. Иди. Не думай об этом. Лишь только ты выйдешь за ворота нашего города, ты очутишься на нужном тебе пути. Ты это сразу поймешь.

И Дамир отправился в непростой путь к неизвестному городу Дамирикону. Выйдя за ворота своего родного города, Дамир тут же наткнулся на прелестную девушку. Глаза девушки светились каким-то волшебным светом, а от улыбки красавицы даже ему, бездушному человеку, становилось легко и спокойно. Он хотел сказать девушке что-нибудь доброе, приятное, но без души он этого сделать не мог. А девушка, поглядев на юношу своим сказочным взором, медленно побрела прочь, унося с собой драгоценную легкость и покой. Никогда еще прежде Дамиру не хотелось так плакать, как в это мгновение, но плакать он по-прежнему не мог. «А ведь эта была моя судьба, — с тоской смотрел вслед уходящей девушке Дамир. — Это девушку я ждал всю свою жизнь… Значит, я действительно иду по своей дороге».

Долго шел Дамир: день шел, ночь шел, не смыкая глаз, не останавливаясь ни на секунду, а города Дамирикона так и не было видно. «Два дня осталось до того, как стражи города разорвут мою душу на части, — думал про себя бедняга. — А города все нет».

И тут с Дамиром приключилось несчастье. Поскользнувшись на грязной, скользкой, после недавнего ливня, дороге, Дамир упал и сильно подвернул ногу. Идти ему стало сложнее. Но юноша не сдавался. Раздобыв большую палку и опершись на нее, Дамир продолжил свой путь. Но на самой середине пути, палка разломалась надвое. Не удержавшись, юноша вновь упал на грязную дорогу. А вокруг, ну как нарочно, ни одного кустика, ни одного деревца, ни одной тростинки. Встав на четвереньки, Дамир уже собрался ползком добираться до города Дамирикона, но откуда-то издали к нему с холодным северным ветром прилетел тревожный вой. Не прошло и секунды, как перед беднягой, рыча и скалясь, уже стоял большущий пес с горящими глазами.

— Уходи! — крикнул в отчаянии псу Дамир. — Пошел прочь!

Но пес как будто только и ждал этих слов. Со страшным рыком он набросился на юношу и стал больно кусать его за руки, за ноги, царапать когтями по спине и лицу. Дамир же, закрывая лицо руками, лишь тихонько постанывал, понимая, что дорога-то его и все, что с ним происходит на этой дороге, не случайно. «Я обидел девушку, отнял у старика палку, измучил соседского пса, — белеющими губами шептал про себя Дамир. — Так что мне не на кого обижаться. Это действительно моя дорога».

Насладившись местью, страшный пес покинул беднягу.

Не веря в свое спасение, Дамир с опаской отнял руки от лица и неожиданно увидел впереди пять железных врат, что окружали черный и страшный замок. У всех пяти врат стояли стражники. Собрав последние силы, Дамир встал на ноги и медленно поковылял к первым, самым близким вратам.

— Не пущу! — грозно крикнул Дамиру стражник первых врат.

— Эти врата ведут в город Дамирикон? — спросил юноша.

— Да. В страшный, черный город Дамирикон.

— Впусти меня, — взмолился юноша. — Мне нужно как можно быстрее попасть в этот город. Я должен спасти свою душу прежде, чем стражники разорвут ее на части.

— Что ж, — обрадовался стражник, — чему быть, того не миновать.

— Но я должен ее спасти! — беспомощно прокричал Дамир. — Это ведь моя душа, понимаешь?! Впусти меня, умоляю.

— Ни за что!

— Но, почему?

— Потому, что я один из пяти стражников, меня зовут Совесть, и больше всего на свете я хочу разорвать твою душу. Так что убирайся отсюда! Тебе здесь делать нечего. Лично через меня ты, бездушный, не пройдешь.

— Ну что же мне делать? — упав на колени, в отчаянии простонал Дамир.

— Сходи к другим стражникам. Кто знает, может один из них и сжалится над тобой.

И Дамир поплелся ко вторым вратам.

— Не пущу! — так же как и первый крикнул юноше второй стражник.

— Сжалься надо мной, — взмолился Дамир. — Пропусти меня. Дай спасти мне свою душу.

— Нет, — был непреклонен стражник, — не впущу.

— А ты почему?

— Потому что я — Вина и все о чем я могу мечтать, так это как бы поскорее разорвать твою душу. А потому уходи отсюда. Придешь, когда от души твоей останутся лишь маленькие кусочки.

И Дамир пошел к третьим вратам, к третьему стражнику.

— Впусти меня, — упал на колени перед третьим стражником юноша.

— Не могу. Мне имя Боль и я хочу разорвать твою душу. Так что уходи. Через меня ты не пройдешь.

Четвертый стражник уже издали страшно закричал Дамиру:

— Убирайся отсюда! Через меня ты не пройдешь! Я — Страх и я обожаю рвать душу на части!

Подойдя к пятому, последнему стражнику, Дамир лишь молча, с отчаянием посмотрел тому в глаза, но понял, что и пятый стражник откажет ему.

— Правильно, понял, — довольно усмехнулся стражник. — Я — Отчаяние и я с удовольствием превращу твою душу в отдельные кусочки. Уж через кого-кого, а через меня ты никогда не пройдешь. Я последний и самый могущественный стражник. Меня разжалобить невозможно.

И пять стражников страшного, черного города Дамирикона безжалостно разорвали душу юноши на пять равных частей. В этот самый миг, все пять врат города отворились перед Дамиром, и несчастный отправился в темные земли Дамирикона на поиски всех пяти частей своей души. Отыскал ли он эти крохотные частички среди бесконечной боли, отчаяния, вины и страха — неизвестно. Многие считают, что бездушный человек до сих пор блуждает по бесконечным темным лабиринтам страшного города Дамирикона в поисках пяти частей своей несчастной души…

Ава Ардо